Два отца семейства в возрасте Иисуса Христа озаботились приобретением велосипедов для своих ненаглядных чад. А побудительным мотивом стал отрицательный результат проведенного ими анализа технических и эксплуатационных характеристик предлагаемой торговлей велосипедной техники. В их понимании хорошая детская модель обязана быть легкой и сравнительно недорогой.

Разработка и производство первой партии «Лисапедов» потребовала серьезных капиталовложений (порядка 3,5 млн ₽) и напряженной работы. А ее реализация заняла не более полутора месяцев, причем принесла более 40% прибыли. «Первой ласточкой», получившей оригинальную торговую марку, стала 16-дюймовая модель, разработанная для 3-5 летних любителей велосипедной езды.

История рождения бренда

Первое знакомство будущих компаньонов случилось в 10 классе средней школы и было недолгим. Получив аттестат зрелости Станислав Регинский выбрал карьеру корпоративного юриста, а Сергей Коперник, завершив обучение в столичном МИФИ, стал физиком-ядерщиком.

Однако судьбе было угодно свести их снова. Былые одноклассники решили организовать совместное дело, а их первой бизнес-идеей стало производство детских колясок. Однако анализ предполагаемых затрат вынудил отказаться от нее. Дополнительным аргументом, похоронившим «колясочную тему», стал возраст их детей. Дочь и сын Регинского в 2015 году уже начали интенсивно осваивать велосипед, да и дети Коперника уже приближались к этой вехе своей жизни. И молодые отцы обратили взор на рынок детских велосипедов.

Характеристика российского рынка велосипедов пятилетней давности

Несмотря на широкий выбор подростковых и взрослых велосипедов на стендах российских магазинов, приобрести модель, рассчитанную на маленького ребенка невероятно сложно. Значительный вес двухколесного друга создает малышу ряд трудноразрешимых проблем: невозможность его самостоятельного перемещения из дома (в дом), неудобства в процессе обучения езде, сложность сохранения равновесия и т.п.

Подавляющее большинство производителей концентрируют свои усилия на создании взрослых велосипедов, а детским моделям отводится роль вспомогательных производств. И собираются они из комплектующих, используемых в конструкции взрослых моделей – большие втулки, тяжелые и громоздкие рамы. Геометрия рамы, разработанной для взрослого человека, абсолютно непригодна для ребенка.

Частично проблема решалась приобретением легких и удобных моделей, создаваемых зарубежными компаниями, однако цена такого изделия большинству российских родителей была «не по карману». И это не удивительно, ведь 16-дюймовый Early Rider продавался в России по цене 30 000-35 000 ₽.

Поиск своей ниши

Статистика – вещь не только упрямая, но и очень точная. И она свидетельствует о высоком уровне насыщенности российского рынка велотехники. Лишь за 2015 год на территории России было продано порядка 3,3 млн штук. И все те же статистические данные подтверждают импортное происхождение 70% велосипедов и их комплектующих.

Свою профессиональную деятельность молодые предприниматели начали с полной разборки одной из импортных моделей велосипеда для детей. Каждый элемент был тщательно взвешен, а полученные данные стали основой расчетов, конечной целью которых являлось уменьшение веса деталей. В результате новый 5,75 килограммовый велосипед получил алюминиевую раму, облегченную втулку, регулируемое по высоте сиденье, и низкую, удобную для ребенка, посадку. На разработку прототипа понадобилось полгода и в феврале 2016 года новый «Лисапед» увидел свет. 

По словам признанного эксперта в области создания детских велосипедов Дмитрия Нечаева, ни один из российских производителей не создает продукцию, способную конкурировать с «Лисапед». Мало того, собственноручно собранный Нечаевым для двухлетнего сынишки беговел (велосипед без педалей) с титановой рамой, подтолкнул Регинского и Коперника к решению о включении таких «аппаратов» в модельный ряд своей продукции.

Следующими задачами, требующими незамедлительного разрешения, стал подбор комплектующих и поиск соответствующих производственных мощностей. 

Трудный путь становления 

Первым местом поиска компонентов стала китайская торговая площадка Алибаба, где Регинский и Коперник отобрали порядка трех десятков компаний-поставщиков. Предметом их поиска были самые легкие по весу детали. Главным критерием выбора определили цену. Именно дорогие детали обладали нужным качеством и весом. То, что не смогли найти, разрабатывали самостоятельно. Например, передние и задние втулки.

Сборку первой партии в 100 беговелов и 200 велосипедов заказали в китайском Шэньчжэне, где местная фабрика, специализирующаяся на выпуске импортных велосипедов, с удовольствием откликнулась на предложение.

Трудности, по словам Станислава Регинского, занимавшегося переговорами с китайскими партнерами, ждали в логистической сфере. Недостаток опыта сказывался на результатах поиска транспортного брокера. «Поступали предложения серых схем и откровенной контрабанды, что противоречило нашим принципам ведения бизнеса», — вспоминает Станислав. 

Тем не менее, первая партия была доставлена в столицу и в июле 2016 года был дан старт продажам. А через полтора месяца все велосипеды первой партии обрели новых владельцев, причем 50% из них не были москвичами. С беговелами дела обстояли несколько хуже, сказывалась более высокая конкуренция, характерная для этого сегмента рынка. 

Вот что говорит руководитель школы из Марьино Евгений Иванов, обучающий детей езде на велосипедах и беговелах, начиная с полуторагодовалого возраста: «Удачная и недорогая модель. Восемь родителей моих учеников уже приобрели новинку». 

Как формировали цену

Одной из ключевых составляющих цены является себестоимость, а в случае с «Лисапедом» она получилась немалой – 13 000 ₽. Реализация первой партии проходила через интернет-магазин, принадлежащий партнерам, потому и цены на продукцию они установили сами: 19 900 ₽ за велосипед и 9 900 ₽ за беговел.

Сотрудничество с розничными магазинами предполагает 100% наценку. Поэтому Коперник и Регинский отказались от сотрудничества со специализированными сетевыми магазинами, единственным исключением стал магазин розничной торговли «Мосгорбайк».

Главным источником продвижения бренда стали социальные сети. Ольга Барабанова (супруга Регинского) – управляющая и владелица SMM-агентства активно рекламирует «Лисапед» в Instagram, где на ее страницу подписано более 7 000 человек. 

Планы и перспективы. Что выполнено? 

Первоочередной задачей Сергей Коперник и Станислав Регинский считали снижение себестоимости создаваемых ими велосипедов и беговелов. Уже цитируемый ранее Дмитрий Нечаев определил ее на уровне 10 000 ₽. Открыв каталог продукции «Лисапед», можно убедиться в том, что поставленная задача успешно решается. 

Еще одним из планов не такого далекого прошлого был перенос производства из китайского Шэньчжэня в столицу России. Ключевым мотивом такой реорганизации стало значительное подорожание услуг китайских рабочих, произошедшее на фоне девальвационных процессов российской валюты.

Кроме того, производство продукции в месте его продаж упрощает контроль качества продукции. Ярким примером такого производства является компания Д. Нечаева. Он собирает и продает свои велосипеды в России, используя импортные комплектующие.

«Лисапед» имеет прекрасные конкурентные возможности», — считает один из основателей «Мосгорбайка» Илья Окс – деловой партнер основателей нового бренда. Несмотря на то, что он не считает геометрию моделей Регинского и Коперника идеальной, велосипеды и беговелы «Лисапед» на стендах его магазина не задерживаются.

В обозримом будущем молодые предприниматели планируют увеличение количества выпускаемой продукции, особенно моделей с диаметром колес 16 и 20 дюймов. Маркетологи отмечают повышенный интерес родителей к качественным и легким детским велосипедам, несмотря на все еще высокую их стоимость.

Кроме того, эта тенденция усиливается отсутствием сезонности в торговле велосипедами и беговелами, собранными для маленьких детей. Их нередко покупают в качестве подарков к Новому году, дню рождения, другим знаменательным датам в жизни маленького человека. Станислав Регинский считает примечательным факт стабильного наполнения портфеля заказов с